Конец дошкольного возраста знаменуется кризисом семи лет. Внешними проявлениями этого кризиса являются ма­нерничанье, кривляние, демонстративные формы поведе­ния.

Ребенок становится трудновоспитуемым, перестает вы­полнять привычные нормы поведения. За этими симптомами, согласно Выготскому, стоит потеря непосредственности: меж­ду переживаниями и действиями ребенка вклинивается интеллектуальный момент. Внешняя и внутренняя жизнь ребен­ка дифференцируется.

Позитивными новообразованиями кризиса 7 лет явля­ются произвольность и опосредованность своей психической жизни. Возникает обобщение собственных переживаний; рас­ширяется круг интересов и социальных контактов ребенка; общение со взрослыми и сверстниками становится произ­вольным, опосредованным определенными правилами. Рас­ширяется временная перспектива ребенка, возникает стрем­ление включиться в общественную жизнь, занять определенную социальную позицию. Это стремление реализуется при поступ­лении ребенка в школу.

Основные симптомы кризиса семи лет

К концу дошкольного возраста ребенок резко меняется. Воз­раст 6—7 лет называют возрастом «вытягивания» (ребенок быс­тро вытягивается в длину) или возрастом смены зубов (к этому времени обычно появляются первые постоянные зубы). Одна­ко главные перемены состоят не в изменении его внешнего вида, а в изменении поведения.

Ребенок начинает без всякой причины кривляться, манер­ничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В его поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусствен­ное, вертлявость, паясничанье и даже клоунада. Конечно, дети кривляются, паясничают или гримасничают и раньше. Но в 6—7 лет это постоянное притворство и шутовство никак не моти­вировано внешне, оно вызывает уже не смех, а осуждение взрослых. Ребенок может говорить писклявым голосом, ходить изломанной походкой, рассказывать непристойные взрослые анекдоты в совершенно неподходящих случаях. Это бросается в глаза и производит впечатление какого-то странного, немоти­вированного поведения.

Указанные черты являются главными симптомами переход­ного периода от дошкольного к школьному возрасту Этот пери­од получил в психологии название кризиса семи лет.

В это время происходят важные изменения в психической жизни ребенка. Суть этих изменений Л. С. Выготский определилкак утрату детской непосредственности.

Вычурное, искусственное, натянутое поведение 6-7-летнего ребенка, которое бросается в глаза и ка­жется очень странным, как раз и является одним из наиболее очевидных проявлений этой потери непосредственности.

кризис 7 лет

Как отмечал Выготский, главная причина детской непосред­ственности — недостаточная дифференцированность внешней и внутренней жизни. По внешнему поведению ребенка взрос­лые легко могут прочитать, что думает, чувствует и переживает дошкольник. Потеря непосредственности свидетельствует о том, что между переживанием и поступком «вклинивается» интел­лектуальный момент — ребенок хочет что-то показать своим по­ведением, придумывает для себя новый образ, хочет изобразить то, чего нет на самом деле. Его переживания и действия интел­лектуализируются, опосредуются представлениями и знаниями о том, «как надо».

В этот период возникают новые трудности в отношениях ре­бенка с близкими взрослыми. Эти трудности были специально исследованы в работе К. Н. Поливановой (1994). По ее данным, на 7-м году жизни возникает новая реакция на указания взрос­лых: в привычных ситуациях ребенок никак не реагирует на просьбы или замечания родителей, делает вид, что не слышит их. Если раньше ребенок без всяких проблем выполнял режим­ные моменты, то теперь в ответ на приглашение идти обедать или спать он никак не реагирует, как бы игнорируя призывы близ­ких взрослых. В этом же возрасте появляются непослушание, спо­ры со взрослым, возражения по всяким поводам.

Например, ребенок может отказываться мыть руки пе­ред едой (хотя раньше он это делал без всяких возраже­ний) и доказывать, что это совсем не обязательно. Он может демонстративно делать то, что неприятно и неже­лательно для родителей. Например, в автобусе ребенок заявляет, что будет объявлять остановки сам. Мать просит его не шуметь, но он еще громче, на весь автобус объяв­ляет остановки и, несмотря на просьбы матери, продол­жает выкрикивать названия.

В семье дети начинают демонстрировать нарочито взрослое поведение. Ребенок может изображать конкретного члена се­мьи (например, отца), или стремиться к выполнению «взрослых» обязанностей. Он может пространно, «по-взрослому» рассуждать о причинах своего нежелания сделать что-то (почистить зубы или пойти спать), при этом его «логическая аргументация» имеет ха­рактер своеобразного резонерства, повторяет услышанное от взрослых и может продолжаться бесконечно долго.

У детей появляется интерес к своему внешнему виду. Они долго выбирают, во что одеться, спорят по этому поводу с роди­телями, стараются выглядеть взрослее, часто отвергают предла­гаемое платье под предлогом «Я не маленький».

Как отмечает К. Н. Поливанова, все эти симптомы центри­руются вокруг обычных бытовых правил, установленных роди­телями. Дети как бы перестают слышать или отрицают ранее не обсуждавшиеся требования взрослых. До определенного време­ни данные правила были нераздельной частью целостного от­ношения к близкому взрослому. Но в конце дошкольного воз­раста эти правила становятся для ребенка воплощением обыденного, «детского», не им установленного способа жиз­ни. Он начинает видеть этот образ жизни со стороны и отно­ситься к нему определенным образом. В первый момент отно­шение к правилу, заданному не им, а взрослым, оказывается отрицательным, а первая реакция на него - нарушение. Про­шлый, детский образ жизни обесценивается, отрицается, отвер­гается. Ребенок пробует взять на себя новые обязанности и за­нять позицию взрослого. В привычной ситуации он пытается нарушить выполнявшиеся им ранее правила, чтобы утвердить себя в новой роли.

Однако отношение к привычной ситуации становится воз­можным только в том случае, если перед ребенком открывается новая реальность, из которой он может смотреть на свою обы­денную жизнь и оценивать ее. Именно это и происходит в пери­од кризиса семи лет. Одновременно с симптомами «странного поведения» и «трудновоспитуемости» возникают важнейшие позитивные новообразования этого периода. Негативные про­явления в поведении ребенка в этом (как и во всяком другом) переходном периоде являются лишь теневой, оборотной сто­роной позитивных изменений личности, которые и состав­ляют основной психологический смысл этого переходного пе­риода.

Психологические новообразования кризиса семи лет

Потеряв непосредственность, ребенок обретает свободу от происходящей ситуации. Эту свободу ему дают произвольность и опосредованность своей психической жизни. Если раньше, в до­школьном детстве, ребенокмог вести себя более или менее произвольно только в игре или с непосредственной помощью взрос­лого, то в 6-7 лет эта способность становится его внутренним достоянием и распространяется на разные сферы жизнедеятель­ности.

Прежде всего ребенок начинает понимать и осознавать соб­ственные переживания. Выготский подчеркивал существенную разницу между переживанием тех или иных чувств (радости, оби­ды, огорчения и пр.) и знанием, что я их переживаю («я раду­юсь», «я огорчен», «я сердит»). В семь лет возникает осмыслен­ная ориентировка в собственных переживаниях: ребенок открывает сам факт их существования. К кризису семи лет впер­вые возникает обобщение переживаний или «логика чувств».

Д. Б. Эльконин в качестве примера приводил историю одного хромого мальчика, который в дошкольном возрас­те любил играть с ребятами в футбол. Естественные не­удачи и насмешки сверстников, конечно же, огорчали его, но, несмотря на это, он каждый раз при первой возмож­ности опять устремлялся во двор и присоединялся к иг­рающим ребятам. Несмотря на то, что это занятие было для него малоуспешным, чувства своей неполноценнос­ти у него не было. И вот в семь лет он впервые Отказался от игры в футбол, осознав свою несостоятельность в этом деле. Возникло обобщенное аффективное переживание своей спортивной ущербности, которое стало сильнее не­посредственного желания играть.

Требовательность к себе, самолюбие, самооценка, уровень зап­росов к своему успеху возникают именно в этом возрасте и явля­ются следствием осознания и обобщения своих переживаний. Эти образования начинают опосредовать действия и поступки ребенка.

В этом возрасте значительно расширяется жизненный мир ребенка. В его общении со взрослыми возникают новые темы, не связанные с сиюминутными семейными бытовыми событи­ями. Дети начинают интересоваться политикой, происхожде­нием планет, жизнью в других странах, морально-этическими вопросами и пр. Возникновение интереса к общим вопросам свидетельствует о расширении сферы интересов ребенка, его стремлении найти свое место в широком мире.

Расширяется не только сфера интересов ребенка, но и сфера его социальных контактов. Он входит в новую общность людей и устанавливает контакты с новым кругом взрослых (воспита­телями детского сада, соседями, знакомыми родителей, врача­ми, руководителями секций и пр.). Все более важными и слож­ными становятся отношения со сверстниками. Отличительной чертой контактов в этой новой общности становится опосредованность взаимоотношений определенными правилами. Если в се­мье ребенок может вести себя непосредственно и задача «как себя вести» вообще не встает перед ним, то в контактах с менее близкими людьми эта задача выдвигается на первое место.

Вхождение в новую общность требует изменения характера общения ребенка с окружающими. В сфере контактов со взрос­лыми складывается внеситуативное, «внеконтекстное общение», главной чертой которого является произвольность, подчинен­ность правилу. В таком общении ребенок должен понимать, как нужно вести себя с воспитателем, врачом, продавцом в магазине, и в соответствии с этим вступать в разные контакты с разными взрослыми. В этих контактах ребенок должен действовать не под влиянием своих сиюминутных побуждений, а с учетом пра­вил, условий, целей и других моментов, задающих контекст ситуации.

Способность детей 5-7 лет к произвольному общению исследовалась в работе Е. Е. Кравцовой. В качестве мето­дики использовалась известная детская игра «Да и нет не говорите». Детям задавались провокационные вопросы типа: «Трава бывает белая?»; «Ты любишь ходить к вра­чу?»; «Коровы летают?» и пр. Игра содержала одно, но очень трудное для дошкольников правило: отвечая на воп­росы взрослого, дети не должны были употреблять слова «да» и «нет». Количество правильных ответов служило пока­зателем произвольности в общении со взрослым. Резуль­таты этого эксперимента показали, что произвольность в общении начинает складываться у детей 5-6 лет и затем интенсивно развивается в 6-7-летнем возрасте. Однако во всех возрастных группах обнаружились существенные индивидуальные различия. Дети, способные к произволь­ной регуляции своих ответов, видели условность позиции взрослого, понимали двойной смысл его вопросов и иска­ли способы правильного построения ответов. Дети с не­посредственным общением воспринимали только один прямой и однозначный смысл вопросов. Они не удержи­вали контекста общения, не понимали условности ситуа­ции, хотя хорошо знали и помнили правила игры. Эффек­тивным способом повышения числа правильных ответов для этих детей оказались приемы, помогающие ребенку увидеть условность позиции взрослого, - оценка своих ответов и временная задержка ответа, дающая возмож­ность подумать.

Характер общения со сверстником к концу дошкольного воз­раста также преобразуется. Во-первых, в отношениях детей уси­ливается субъектное начало, которое делает возможными ин­тимные и устойчивые контакты между ними, не зависящие от конкретной ситуации и от ситуативных проявлений детей. По­являются дружба, привязанность, забота о другом и пр. (см. гл. 4, ч. 4). Во-вторых, общение детей все более опосредуется прави­лами, принятыми в детских сообществах. Помимо правил со­вместной игры, начинают работать правила, регулирующие дет­ские отношения: правила очередности, справедливости и др.

Вхождение в новую, более широкую социальную общность ста­новится главным смыслом жизни 7-летнего ребенка. Одобре­ние и признание, идущие от членов этой новой общности, выс­тупают для ребенка показателями того, насколько успешно происходит процесс вхождения в нее. Чтобы заслужить призна­ние, ребенок должен вести себя согласно правилам, формирую­щим обращенные к нему ожидания. Однако обычно эти правила не оформлены в четкие сознательные инструкции, а существуют в форме конкретной социальной роли. Ребенок стремится стать исполнителем той роли, которая предлагается ему новой общ­ностью и которую он сам берет на себя.

В связи с этим особую содержательную наполненность при­обретает для детей их будущее. Т. В. Ермолова и И. С. Комогорцева, исследовавшие временной аспект образа себя у дошкольников, выявили, что в 7-летнем возрасте особую значи­мость и привлекательность приобретают для ребенка юность и взрослость. Именно эти возрасты кажутся детям наиболее сча­стливыми и желанными. Причем в 7 лет дети впервые начина­ют выделять для себя такой критерий, как социальный статус человека (его профессия, положение в обществе, семейный ста­тус и пр.). Ребенок начинает думать о своем будущем и хочет занять определенное место в обществе (милиционера, началь­ника, ветеринара, мамы и пр.).

Представление о себе в новом социальном качестве высту­пает у семилеток в виде освоения ролевого поведения как наи­более адекватной формы социальной активности. Именно в роли объективируется социальная по смыслу перспективная цель.

В уже упомянутой работе Ермоловой и Комогорцевой детям предлагалось принять участие в предстоящем через месяц соревновании с другой группой детского сада, для чего необходимо было выбрать команду игроков и подго­товиться к соревнованиям. Выбранный на роль игрока ребенок должен был в течение месяца выполнять опре­деленные правила, в противном случае он лишался мес­та в команде. Этот эксперимент показал, что 6-7-летние дети, посещающие детский сад, в отличие от 4-5-летних, не только охотно принимают такую задачу, но и удержива­ют ее в течение месяца. Они выполняют все необходимые правила и специально готовят себя, чтобы получить желан­ную для них роль игрока. Социальный статус в группе свер­стников и выполнение определенной социальной (а не иг­ровой) роли становится главным смыслообразующим моментом их деятельности.

Все это дает возможность говорить о том, что одним из глав­ных новообразований, которое возникает на рубеже дошкольного и младшего школьного возраста, является способ­ность и потребность к социальному функционированию, т. е. осуществлению общественно значимой деятельности. В совре­менных условиях стремление 6—7-летних детей занять соци­ально значимую роль обычно и наиболее естественно реализу­ется в позиции ученика, которую занимает ребенок с переходом к школьному обучению.

Смирнова Е.О. Детская психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений. - М.: ВЛАДОС, 2003. - 368 с. С. 341-346.

Литература

  • Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. - М., 1968.
  • Божович Л. И., Морозова Н. Г., Славина Л. С. Развитие мотивов учения у советских школьников // Известия АПК РСФСР. - 1951. Вып. 36.
  • Венгер А. Л. Психологические особенности шестилетних де­тей. - М., 1985.
  • Венгер Л. А. О формировании познавательных способностей в процессе обучения дошкольников // Дошкольное воспитание. - 1979. - № 5.
  • Венгер А. Л., Поливанова К. Н. Особенности принятия заданий взрослого детьми шестилетнего возраста // Вопросы психологии. - 1988. - № 4.
  • Выготский Л. С. Собр. соч. В 6 томах. Т.4. - М., 1984.
  • Елагина М. Г. Кризис 7 лет и подход к его изучению // Новые исследования в психологии. — М., 1989.
  • Ермолова Т. В., Комогорцева И. С. Временной аспект образа себя у старших дошкольников // Вопросы психологии. - 1995. - № 2.
  • Дьяченко О. М. Пути активизации воображения дошкольников // Вопросы психологии. — 1987. — № 1.
  • Дьяченко О. М., Кириллова А. И. О некоторых особенностях раз­вития воображения у детей дошкольного возраста // Вопросы пси­хологии. - 1980. - № 2.
  • Запорожец А.В. Избранные психологические труды. В 2-х томах. - М., 1986.
  • Запорожец А. В., Неверович Я. 3. К вопросу о генезисе функций и структуры эмоциональных процессов у дошкольников // Вопросы психологии. — 1977. — № 6.
  • Кравцова Е. Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. - М., 1991.
  • Леонтъев А. Н. Проблемы развития психики. - М., 1972.
  • Леонтьев А. Н. Психическое развитие ребенка в дошкольном воз­расте // Вопросы психологии ребенка дошкольного возраста. - М.; Л., 1948.
  • Лисина М. И. О механизмах смены ведущей деятельности у де­тей первых семи лет жизни // Вопросы психологии. - 1978. - № 5.
  • Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения. - М., 1986.
  • Межличностные отношения от рождения до семи лет. -М.­Воронеж, 2001.
  • Мухина В. С. Психология дошкольника. - М., 1975.
  • Нежнова Т. А. Динамика «внутренней позиции» при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту // Вестник МГУ. Пси­хология. - 1988. - № 1.
  • Общение и его влияние на развитие психики дошкольников. - М., 1974.
  • Поддъяков Н. Н. Мышление дошкольника. - М., 1977.
  • Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов. - М., 2000.
  • Развитие личности и деятельности дошкольника. - М., 1965.
  • Развитие общения дошкольников со сверстниками. — М., 1989.
  • Развитие познавательных и волевых процессов у дошкольни­ков. - М., 1965.
  • Развитие познавательных способностей в дошкольном возрас­те.-М., 1986.
  • Репина Т. А. Отношение между сверстниками в группе детского сада. - М., 1978.
  • Смирнова Е. О., Рошка Г. Н. Условия становления произвольного поведения в раннем и дошкольном детстве. - Магадан, 1993.
  • Смирнова Е. О., Утробина В. Г. Развитие отношения к сверст­нику в дошкольном возрасте // Вопросы психологии. - 1996. - №3.
  • Умственное воспитание дошкольников. - М., 1972.
  • Элъконин Д. Б. Детская психология. - М., 1960.
  • Эльконин Д. Б. Психология игры. - М., 1978.
  • Якобсон С. Г. Психологические проблемы этического развития детей. - М., 1984.

Top 5

  • Неделя

  • Месяц

  • Все годы