Aug
18
2011
Кризис семи лет - Основные симптомы кризиса семи лет
Индекс материала
Кризис семи лет
Основные симптомы кризиса семи лет
Психологические новообразования кризиса семи лет
Литература
Все страницы

Основные симптомы кризиса семи лет

К концу дошкольного возраста ребенок резко меняется. Воз­раст 6—7 лет называют возрастом «вытягивания» (ребенок быс­тро вытягивается в длину) или возрастом смены зубов (к этому времени обычно появляются первые постоянные зубы). Одна­ко главные перемены состоят не в изменении его внешнего вида, а в изменении поведения.

Ребенок начинает без всякой причины кривляться, манер­ничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В его поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусствен­ное, вертлявость, паясничанье и даже клоунада. Конечно, дети кривляются, паясничают или гримасничают и раньше. Но в 6—7 лет это постоянное притворство и шутовство никак не моти­вировано внешне, оно вызывает уже не смех, а осуждение взрослых. Ребенок может говорить писклявым голосом, ходить изломанной походкой, рассказывать непристойные взрослые анекдоты в совершенно неподходящих случаях. Это бросается в глаза и производит впечатление какого-то странного, немоти­вированного поведения.

Указанные черты являются главными симптомами переход­ного периода от дошкольного к школьному возрасту Этот пери­од получил в психологии название кризиса семи лет. В это время происходят важные изменения в психической жизни ребенка. Суть этих изменений Л. С. Выготский определил как утрату детской непосредственности. Вычурное, искусственное, натянутое поведение 6-7-летнего ребенка, которое бросается в глаза и ка­жется очень странным, как раз и является одним из наиболее очевидных проявлений этой потери непосредственности.

Как отмечал Выготский, главная причина детской непосред­ственности — недостаточная дифференцированность внешней и внутренней жизни. По внешнему поведению ребенка взрос­лые легко могут прочитать, что думает, чувствует и переживает дошкольник. Потеря непосредственности свидетельствует о том, что между переживанием и поступком «вклинивается» интел­лектуальный момент — ребенок хочет что-то показать своим по­ведением, придумывает для себя новый образ, хочет изобразить то, чего нет на самом деле. Его переживания и действия интел­лектуализируются, опосредуются представлениями и знаниями о том, «как надо».

В этот период возникают новые трудности в отношениях ре­бенка с близкими взрослыми. Эти трудности были специально исследованы в работе К. Н. Поливановой (1994). По ее данным, на 7-м году жизни возникает новая реакция на указания взрос­лых: в привычных ситуациях ребенок никак не реагирует на просьбы или замечания родителей, делает вид, что не слышит их. Если раньше ребенок без всяких проблем выполнял режим­ные моменты, то теперь в ответ на приглашение идти обедать или спать он никак не реагирует, как бы игнорируя призывы близ­ких взрослых. В этом же возрасте появляются непослушание, спо­ры со взрослым, возражения по всяким поводам.

Например, ребенок может отказываться мыть руки пе­ред едой (хотя раньше он это делал без всяких возраже­ний) и доказывать, что это совсем не обязательно. Он может демонстративно делать то, что неприятно и неже­лательно для родителей. Например, в автобусе ребенок заявляет, что будет объявлять остановки сам. Мать просит его не шуметь, но он еще громче, на весь автобус объяв­ляет остановки и, несмотря на просьбы матери, продол­жает выкрикивать названия.

В семье дети начинают демонстрировать нарочито взрослое поведение. Ребенок может изображать конкретного члена се­мьи (например, отца), или стремиться к выполнению «взрослых» обязанностей. Он может пространно, «по-взрослому» рассуждать о причинах своего нежелания сделать что-то (почистить зубы или пойти спать), при этом его «логическая аргументация» имеет ха­рактер своеобразного резонерства, повторяет услышанное от взрослых и может продолжаться бесконечно долго.

У детей появляется интерес к своему внешнему виду. Они долго выбирают, во что одеться, спорят по этому поводу с роди­телями, стараются выглядеть взрослее, часто отвергают предла­гаемое платье под предлогом «Я не маленький».

Как отмечает К. Н. Поливанова, все эти симптомы центри­руются вокруг обычных бытовых правил, установленных роди­телями. Дети как бы перестают слышать или отрицают ранее не обсуждавшиеся требования взрослых. До определенного време­ни данные правила были нераздельной частью целостного от­ношения к близкому взрослому. Но в конце дошкольного воз­раста эти правила становятся для ребенка воплощением обыденного, «детского», не им установленного способа жиз­ни. Он начинает видеть этот образ жизни со стороны и отно­ситься к нему определенным образом. В первый момент отно­шение к правилу, заданному не им, а взрослым, оказывается отрицательным, а первая реакция на него - нарушение. Про­шлый, детский образ жизни обесценивается, отрицается, отвер­гается. Ребенок пробует взять на себя новые обязанности и за­нять позицию взрослого. В привычной ситуации он пытается нарушить выполнявшиеся им ранее правила, чтобы утвердить себя в новой роли.

Однако отношение к привычной ситуации становится воз­можным только в том случае, если перед ребенком открывается новая реальность, из которой он может смотреть на свою обы­денную жизнь и оценивать ее. Именно это и происходит в пери­од кризиса семи лет. Одновременно с симптомами «странного поведения» и «трудновоспитуемости» возникают важнейшие позитивные новообразования этого периода. Негативные про­явления в поведении ребенка в этом (как и во всяком другом) переходном периоде являются лишь теневой, оборотной сто­роной позитивных изменений личности, которые и состав­ляют основной психологический смысл этого переходного пе­риода.



 
   
 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0feea2 #9c7f24 #ff807c