.

Проблема психологической готовности к школе для психологии не новая. В зарубежных исследованиях она отражена в работах, изучающих школьную зрелость детей (Г. Гетпер, 1936; А. Керн, 1954; С. Штребел, 1957; Я. Йирасек, 1970 и др.). Традиционно выделяются три аспекта школьной зрело­сти: интеллектуальный, эмоциональный и социальный.

Под интеллектуальной зрелостью понимают дифференцирован­ное восприятие (перцептивная зрелость), включающее выделение фигуры из фона; концентрацию внимания; аналитическое мышление, выражающееся в способности постижения основных связей между явлениями; возмож­ность логического запоминания; умение воспроизводить образец, а также развитие тонких движений руки и сенсомоторную координацию. Можно сказать, что пони­маемая таким образом интеллектуальная зрелость в су­щественной мере отражает функциональное созревание структур головного мозга.

Эмоциональная зрелость в основном понимается как уменьшение импульсивных реакций и возможность дли­тельное время выполнять не очень привлекательное задание.

К социальной зрелости относится потребность ребенка в общении со сверстниками и умение подчинять свое пове­дение законам детских групп, а также способность испол­нять роль ученика в ситуации школьного обучения.

На основании выделенных параметров создаются тесты определения школьной зрелости.

Американские исследователи этой проблемы в основ­ном интересуются интеллектуальными возможностями детей в самом широком смысле. Это находит отражение в применяемых ими батарейных тестах, показывающих развитие ребенка в области мышления, памяти, восприятия и других психических функций.

Если зарубежные исследования школьной зрелости в основном направлены на создание тестов и в гораздо меньшей степени ориентированы на теорию вопроса, то в работах отечественных психологов содержится глубокая теоретическая проработка проблемы психологической готовности к школе, идущая своими корнями из трудов Л.С. Выготского (см. Л.И. .Божович, 1968; Д.Б. Эльконин, 1989; Н.Г. Салмина, 1988; Е.Е. Кравцова, 1991; и др.).

Так. Л.И. Божович (1968) выделяет несколько параме­тров психического развития ребенка, наиболее существен­но влияющих на успешность обучения в школе. Среди них -определенный уровень мотивационного развития ребенка, включающий познавательные и социальные мотивы уче­ния, достаточное развитие произвольного поведения и ин­теллектуальной сферы. Наиболее важным в психологи­ческой готовности ребенка к школе ею признавался мотивационный план. Были выделены две группы мотивов учения:

1) широкие социальные мотивы учения, или мотивы, связанные «с потребностями ребенка в общении с другими людьми, в их оценке и одобрении, с желаниями ученика занять определенное место в системе доступных ему об­щественных отношений»;

2) мотивы, связанные непосредственно с учебной дея­тельностью, или «познавательные интересы детей, потребность в интеллектуальной активности и в овладении новыми умениями, навыками и знаниями» (Л.И. Божович, 1972, с. 23-24).

Ребенок, готовый к школе, хочет учиться и потому, что ему хочется занять определенную позицию в обществе людей, а именно позицию, открывающую доступ в мир взрослости, и потому, что у него есть познавательная потребность, которую он не может удовлетворить дома. Сплав этих двух потребностей способствует возникновению нового отношения ребенка к окружающей среде, названного Л.И. Божович «внутренней позицией школь­ника» (1968). Этому новообразованию Л.И. Божович при­давала очень большое значение, считая, что «внутренняя позиция школьника» может выступать как критерий готовности к школьному обучению. Следует заметить, что и «внутренняя позиция школьника», и широкие социальные мотивы учения - явления сугубо исторические. Дело в том, что существующая в нашей стране система общественного воспитания и обучения предполагает несколько ступеней взросления: 1) ясли, детский сад - дошкольное детство; 2) школа - с поступлением в школу ребенок встает на первую ступеньку взросления, здесь начинается его подго­товка к самостоятельной взрослой жизни; именно такое значение придается школе в нашем обществе; 3) высшая школа или работа - взрослые люди. Таким образом, школа является связующим звеном между детством и взрослостью, причем если посещение дошкольных учреждений является необязательным, то посещение школы до сих пор было строго обязательным, и дети, достигая школьного возраста, понимают, что школа открывает им доступ к взрослой жизни. Отсюда и появляется желание пойти учиться в школу, чтобы занять новое место в системе общественных отношений. Именно этим, как правило, объясняется то, что дети не хотят учиться дома, а хотят учиться в школе: им недостаточно удовлетворить только познавательную потребность, им еще необходимо удовле­творить потребность в новом социальном статусе, который они получают, включаясь в учебный процесс, как серьез­ную деятельность, приводящую к результату, важному как для ребенка, так и для окружающих его взрослых.

Новообразование «внутренняя позиция школьника», возникающее на рубеже дошкольного и младшего школь­ного возраста и представляющее собой сплав двух потреб­ностей - познавательной и потребности в общении со взрослыми на новом уровне, позволяет ребенку включиться в учебный процесс в качестве субъекта деятельности, что выражается в сознательном формировании и исполнении намерений и целей, или, другими словами, произвольном поведении ученика.

Почти все авторы, исследующие психологическую готовность к школе, уделяют произвольности особое место в изучаемой проблеме. Есть точка зрения, что слабое развитие произвольности - главный камень преткновения психологической готовности к школе. Но в какой степени должна быть развита произвольность к началу обучения в школе - вопрос весьма слабо проработанный в литера­туре. Трудность заключается в том, что с одной стороны произвольное поведение считается новообразованием младшего школьного возраста, развивающимся внутри учебной (ведущей) деятельности этого возраста, а с другой стороны - слабое развитие произвольности мешает началу обучения в школе.

Д.Б. Эльконин (1978) считал, что произвольное поведе­ние рождается в ролевой игре в коллективе детей, позво­ляющей ребенку подняться на более высокую ступень развития, чем он это может сделать в игре в одиночку, так как коллектив в этом случае корректирует нарушения в подражании предполагаемому образцу, тогда как само­стоятельно осуществить такой контроль ребенку бывает еще очень трудно. «Функция контроля еще очень слаба, - пишет Д. Б. Эльконин, - и часто еще требует поддержки со стороны ситуации, со стороны участников игры. В этом слабость этой рождающейся функции, но значение игры в том, что эта функция здесь рождается. Именно поэтому игру можно считать школой произвольного поведения» (1978, с. 287). Из этой идеи о генезисе произвольности не ясно, какого уровня развития должна достичь последняя к переходному периоду от дошкольного к младшему школьному возрасту, т.е. к моменту поступления ребенка в школу. А ведь несомненно, что процесс школьного обу­чения с самых первых шагов опирается на некий уровень развития произвольного поведения.

Обсуждая проблему готовности к школе, Д.Б. Эльконин на первое место ставил сформированность необходимых предпосылок учебной деятельности. Анализируя эти предпосылки, он и его сотрудники выделили следующие параметры:

- умение детей сознательно подчинять свои действия правилу, обобщенно определяющему способ действия;

- умение ориентироваться на заданную систему тре­бований;

- умение внимательно слушать говорящего и точно выполнять задания, предлагаемые в устной форме;

- умение самостоятельно выполнить требуемое задание по зрительно воспринимаемому образцу (Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей, 1981; Особенности психического развития детей 6-7-лет­него возраста, 1988).

Фактически это - параметры развития произвольности, являющиеся частью психологической готовности к школе, на которые опирается обучение в первом классе.

В работах Е.Е. Кравцовой (Г.Г. Кравцов, Е.Е. Кравцова, 1987; Е.Е. Кравцова, 1991) при характеристике психоло­гической готовности детей к школе основной удар делается на роль общения в развитии ребенка. Выделяются три сферы - отношение к взрослому, к сверстнику и к самому себе, уровень развития которых определяет степень готовности к школе и определенным образом соотносится с основными структурными компонентами учебной деятельности.

Н.Г. Салмина (1988) в качестве показателей психоло­гической готовности к школе выделяет также произволь­ность как одну из предпосылок учебной деятельности. Кроме того, она обращает внимание на уровень сформированности семиотической функции и личностные харак­теристики, включающие особенности общения (умение совместно действовать для решения поставленных задач), развитие эмоциональной сферы и др. Отличительной осо­бенностью этого подхода является рассмотрение семиоти­ческой функции как показателя готовности детей к школе, причем степень развития данной функции характеризует интеллектуальное развитие ребенка.

Необходимо подчеркнуть, что в отечественной психо­логии при изучении интеллектуального компонента психологической готовности к школе акцент делается не на сумму усвоенных ребенком знаний, хотя это тоже нема­ловажный фактор, а на уровень развития интеллектуаль­ных процессов. «... ребенок должен уметь выделять сущест­венное в явлениях окружающей действительности, уметь сравнивать их, видеть сходное и отличное; он должен научиться рассуждать, находить причины явлений, делать выводы» (Л.И. Божович, 1968, с. 210). Для успешного обу­чения ребенок должен уметь выделять предмет своего познания.

Кроме указанных составляющих психологической го­товности к школе мы выделяем дополнительно еще одну -развитие речи. Речь тесно связана с интеллектом и отра­жает как общее развитие ребенка, так и уровень его логического мышления. Необходимо, чтобы ребенок умел находить в словах отдельные звуки, т.е. у него должен быть развит фонематический слух.

Подводя итог всему сказанному, перечислим психоло­гические сферы, по уровню развития которых судят о пси­хологической готовности к школе: аффективно-потребностная, произвольная, интеллектуальная и речевая.

Применяемые методы диагностики психологической готовности к школе должны показать развитие ребенка во всех перечисленных выше сферах. При этом следует помнить указание Д.Б. Эльконина о том, что при изучении детей в переходный период от дошкольного к младшему школьному возрасту «диагностическая схема должна включать в себя диагностику как новообразований до­школьного возраста, так и начальных форм деятельности следующего периода» (1981, с. 6).

Несмотря на многообразие существующих методов определения готовности к школьному обучению, ни один из них не удовлетворил нас полностью, когда на практике в качестве школьного психолога пришлось столкнуться с этой проблемой.

Причин было несколько:

1) обследование не могло быть слишком длительным, так как оно должно было впи­сываться во временные рамки записи детей в школу (апрель-май);

2) функциональная готовность и тестовые батареи не давали сведений о мотивационной готовности детей к школе и, наконец,

3) программа обследования должна была содержать необходимые и достаточные ком­поненты для заключения о готовности ребенка к школе.

В связи с указанными причинами для диагностической программы были разработаны и использованы следующие задания.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ АФФЕКТИВНО-ПОТРЕБНОСТНОЙ СФЕРЫ

  • Методика по определению доминирования познава­тельного или игрового мотивов в аффективно-потребностной сфере ребенка
  • Экспериментальная беседа по выявлению внутренней позиции школьника

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОИЗВОЛЬНОЙ СФЕРЫ

  • Методика «Домик»
  • Методика «Да и нет»

ИССЛЕДОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СФЕРЫ

  • Методика «Сапожки»
  • Методика «Последовательность событий»

ИССЛЕДОВАНИЕ РЕЧЕВОЙ СФЕРЫ

  • Методика «Звуковые прятки»

См. также: ПРОЦЕДУРА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ГОТОВНОСТИ К ШКОЛЕ


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.,1968.

2. Божович Л.И. Проблема развития мотивационной сферы ребенка // Изучение мотивации поведения детей и подростков. М., 1972.

3. Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. М., 1993.

4. Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей / Под ред. Д.Б. Эльконина, А Л. Венгера. М., 1981.

5. Дубровина И.В. Школьная психологическая служба. М., 1991.

6. Кравцов Г.Г., Кравцова Е.Е. Шестилетний ребенок. Психологическая готовность к школе. М., 1987.

7. Кравцова Е.Е. Психологические проблемы готовности детей к обу­чению в школе. М., 1991.

8. Особенности психического развития детей 6-7-летнего возраста / Под ред. Д.Б. Эльконина, АЛ. Венгера. М., 1988.

9. Рабочая книга школьного психолога. М., 1991.

10. Салмина Н.Г. Знак и символ в обучении. МГУ, 1988.

11. Эльконин Д.Б. Психология игры. М., 1978.

12. Эльконин Д.Б. Некоторые вопросы диагностики психического раз­вития детей // Диагностика учебной деятельности и интеллектуаль­ного развития детей. М., 1981.

13. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1989.

Руководство практического психолога: Готовность к школе: развивающие программы / Под ред. И.В. Дубро­виной. - М., Издательский центр «Акаде­мия», 1997. - 128 с. С. 40-46.

 
   
 

Поиск по сайту

#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0feea2 #9c7f24 #ff807c