.

Поиск по сайту

 

система монтессориОднажды летом 1913 г. Юлия Фаусек услышала язвительный рассказ о приват-доценте Петербургского университета В.В. Лермантове — дескать, он «совсем того», твердит о неких застежках, кубиках, треугольниках и других безделушках.

Юлия Ивановна догадалась: речь идет о системе Монтессори, и ей захотелось поговорить с чудаковатым ученым. Они познакомились, оказались родственными душами и несколько дней живо беседовали о таких материях, которые педагоги «трезвого ума» скоропалительно окрестили бы «дребеденью».

Проведший всю свою жизнь в лаборатории со студентами, Владимир Владимирович заинтересовался новым методом, обнаружив в системе Монтессори дидактические возможности, способные облегчить процесс обучения не только детям, но и подросткам и юношам. Ученый увлекся идеей значительно расширить диапазон развития детей, чтобы они не тратили драгоценного времени на многие вещи, которые с легкостью можно усвоить в раннем детстве.

В.В. Лермантов разработал практико-ориентированную педагогическую концепцию, трансформирующую методику обучения школьников и студентов, что нашло отражение в его труде «Курс применимой алгебры» (1900 г.; 2-е изд. 1911 г.) [1]. Чтобы познакомиться с методом, В.В. Лермантов выписал из Британии дидактический материал Монтессори и показал его Ю.И. Фаусек.

Российское образованное сообщество проявляло интерес к новшествам, появились публикации о методе Монтессори и о «Домах ребенка», а в 1913 г. выходит книга М. Монтессори «Опыт научной педагогики».

При поддержке директора частного Коммерческого училища для совместного обучения мальчиков и девочек М.А. Шидловской и профессора С.И. Созонова в октябре 1913 г. Юлия Ивановна Фаусек организовала первый в Петербурге детский сад по системе Монтессори, расположенный в помещении гостеприимного училища.

Благодаря твердой воле и энтузиазму Юлии Ивановны эта новая дошкольная образовательная организация вполне успешно работала в невероятно сложных условиях вплоть до 1918 г., ведь только первые несколько месяцев пришлись на мирное время, а затем началась война, и скептики сомневались: ну кому тут нужен детский сад?

Ю.И. Фаусек отмечала, что поначалу детский сад посещали лишь дети интеллигентных родителей, способных живо откликнуться на передовую концепцию и погрузить своих детей в эксперимент, проводившийся мало кому знакомой воспитательницей по педагогической системе Монтессори, до той поры неизвестной в России.

Знакомство с Марией Монтессори

По рекомендации С.И. Созонова Министерство народного просвещения командировало Ю.И. Фаусек предвоенным летом 1914 г. в Италию. Ей предстояло знакомство с практикой свободного дошкольного воспитания. В Риме Юлия Ивановна посетила Дома ребенка, и увиденное педагогическое новшество превзошло все ее ожидания.

мария монтессориОна познакомилась с Марией Монтессори. Они говорили о детях, об организации свободного воспитательно-учебного процесса в Домах ребенка. Заинтересовавшись опытом работы в России и узнав, что Юлия Ивановна занимается воспитанием маленьких детей, великая итальянка предложила мягкую коррекцию некоторых элементов воспитания.

«Кто видел Марию Монтессори один раз, тот никогда ее не забудет, и кто слышал ее проникновенные слова, произносимые прекрасным гармоничным голосом о воспитании маленьких детей, в душе того слова эти будут звучать как завет истинно талантливого человека», — вспоминала Юлия Фаусек [1].

Первый свободный детский сад в России

Сохранив самые теплые чувства от общения с этой подвижницей и обретя уверенность в себе, Ю.И. Фаусек вернулась в Россию под впечатлением от увиденного и с душевным подъемом принялась энергично пропагандировать педагогику Монтессори, внедрять реальный потенциал ее системы в процесс воспитания.

Юлия Ивановна в 1915 г. издала книгу «Месяц в Риме в Домах детей Марии Монтессори», где обстоятельно описала свободный воспитательно-учебный процесс Домов ребенка, их уникальную образовательную концепцию [1].

В том же 1915 г. в Петрограде на выставке «Детский сад» Ю.И. Фаусек продемонстрировала учебные материалы системы Монтессори. Так происходило становление российской системы свободного дошкольного воспитания.

Юлии Ивановне предстояло провести долговременный научный эксперимент с тридцатью детьми. Преодолевая внутренние сомнения и отнюдь не благосклонные оценки традиционных педагогов, она на собственном опыте убедилась в правильности выбранной методики свободного воспитания, ее воодушевляли очевидные успехи детей и их несомненные достижения в развитии.

Отмечая большое терпение как одно из важнейших качеств воспитательниц, Ю.И. Фаусек призывала их формировать в себе умение уважать нескорый темп детской жизни и научить ребенка тому, что он может делать самостоятельно: в первую очередь одеваться и есть.

В этом детском саду внимательно изучали возрастные возможности детей и закладывали основы трудового воспитания, для чего применялись «житейские упражнения», помогавшие процессу социализации воспитанников. Как-то заметив большой интерес двух малышей к малярным кистям, Юлия Ивановна решила помочь им стать «малярами» — она предложила им плошку с разведенной краской, две кисти и попросила выкрасить большой деревянный ящик. Счастливые дети принялись красить, работали около часа в полном молчании и положили кисти только вечером, перед уходом домой. Следующие два дня вновь красили. Им удалось выкрасить ящик и цветочные горшки, но главное: с головой окунувшись в малярные работы, дети просто сияли [1]!

Мария Монтессори утверждала необходимость создания свободной педагогически организованной предметной развивающей среды, обустройства естественной комфортной обстановки, наполненной разнообразными сенсорными элементами и игровыми материалами. Такая среда создает возможность включить всех детей в инициативную познавательно-творческую деятельность, а воспитателям следует научиться беречь детские вещи: одежду и обувь, посуду, дидактический материал, игрушки, рисунки.

Дети относятся к своим любимым предметам весьма серьезно, будто они живые существа. Постоянная практическая деятельность и пристальное изучение поведения воспитанников привели Ю.И. Фаусек к убеждению:

в детском саду малышей должно окружать оптимальное количество предметов, вызывающих благоприятные детские чувства, пробуждающих в их душах способности к познанию.

Особо важна чистота и сохранность детских вещей, поэтому педагог должен следить за их своевременным ремонтом, на что уходит много времени и усердия. Юлия Ивановна предполагала, что сам вид сломанных игрушек, разорванных рисунков будит в детях варварские инстинкты разрушения, тогда как сохраненная, починенная игрушка вызывает у них врожденные стремления созидателя. И самыми важными и особенно ценными для малышей в этом детском саду считались игрушки, которые на глазах у изумленных детей воспитатели сделали своими руками.

В детском саду практиковался урок тишины. Каждый день, закончив работу с дидактическим материалом, Ю.И. Фаусек писала на доске большими буквами слово «Тишина», после чего дети рассаживались произвольно там, где они хотели. Присев на маленький стульчик, Юлия Ивановна шепотом говорила дошкольникам, что их ножки стучат, и все говорят слишком громко. Она ждала, когда дети успокоятся: возникали звуки далеких голосов, часы тикали, где-то на улице лаяли собаки, птицы чирикали на ветвях деревьев. Так они вместе слушали тишину [2].

Новый детский сад вызывал интерес у представителей педагогического сообщества, однако возобладало недоверчиво-критическое отношение к якобы «странной и необычной» жизни малышей в Домах ребенка. Российских педагогов стали подозревать в искажении концепции Монтессори, в том, что это будто бы более опасно, чем фребелевский детский сад. Е.И. Тихеева в книге «Дома ребенка Монтессори в Риме, их теория и практика. Поличным впечатлениям» высказывала сомнения в целесообразности шаблонного копирования системы.

Тем временем, пока педагоги-традиционалисты упорно отрицали новшества в дошкольном воспитании, в 1916 г. «Петроградское общество заводчиков и фабрикантов» пригласило Ю.И. Фаусек организовать для малышей из рабочих семей «детские дома» по системе Монтессори.

В детском саду Юлия Ивановна еженедельно рассказывала педагогам о системе и давала консультации; назрела необходимость открыть лекторий о системе Монтессори. При Обществе свободного воспитания в помещении училища М.А. Шидловской, там же, где работал детский сад, были созданы первые в России педагогические курсы по Монтессори-педагогике. Здесь преподавали С.И. Созонов, Ю.И. Фаусек, Т.Н. Гиппиус, В.В. Половцев, В.В. Половцева.

Примечательно: учебный процесс включал не только лекции, но и практические занятия, их вела Юлия Ивановна непосредственно в группе детского сада. Наглядность и непосредственное знакомство с новой педагогикой способствовало популяризации этой системы в России.

Однако общая обстановка мало способствовала педагогическим начинаниям — детский сад только один учебный год работал в условиях мирной жизни. Не успев оправиться после тяжкой Мировой войны, Россия погрузилась в хаос Гражданской. От всех катаклизмов в первую очередь страдают две самые незащищенные категории населения: «старые и малые». Разруха и голод стали непомерным испытанием для миллионов детей, лишенных семей, крова и самых обычных условий детства.

Литература

  1. 1. Фаусек Ю.И. Детский сад Монтессори. Опыты и наблюдения в течение семилетней работы в детских садах по системе Монтессори. - Берлин, 1923 Детский сад Монтессори. М.: Карапуз, 2011.
  2. 2. Фаусек Ю. И. Русская учительница. Воспоминания Монтессори-педагога. Кн. 1. М.: Форум, 2010.

Князев Е.А. Юлия Фаусек и свободное дошкольное воспитание
// Дошкольное воспитание. 2015. № 3. С. 114-119.

Обновлено 21.07.2016 16:15
 
 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0feea2 #9c7f24 #ff807c