.

Поиск по сайту

 

fausek yuliya ivanovna fotoВся жизнь выдающейся подвижницы педагогики и дошкольного образования Юлии Ивановны Фаусек (1863-1942) — пример верного служения идеалам науки и народного просвещения. Долгое время ее имя в официальных изданиях не упоминалось, но в период перестройки возник интерес к первооткрывательнице детского сада по системе Монтессори-педагогики в России.

Третьего июня 1863 г. в семье отставного морского офицера, участника героической обороны Севастополя Ивана Андрусова родилась девочка, ее назвали Юлией. Семья проживала в Керчи, отец служил штурманом на торговом судне, он погиб в море, когда Юле не исполнилось и семи лет.

С матерью у девочки душевных отношений не сложилось, а старший брат — Николай Андрусов — постарался восполнить утрату отца и стал для нее настоящим другом. Он всегда будет для нее главным примером в жизни — ученый, геолог, минералог, академик Санкт-Петербургской Академии наук.

В девять лет Юлю отдали в пансион, здесь ей не понравилось. Не желая учиться всему тому, чему ее заставляла «мадам» в пансионе, вольнолюбивая девочка убегала на гору Митридат и увлеченно наблюдала за птицами и бабочками, ящерицами и змейками.

Когда ее перевели в женскую гимназию, Юля весьма преуспела в рисовании и полюбила уроки русской словесности. Избавившись от гнетущего воздействия авторитарного воспитания, она вздохнула с облечением — вот что значит добрые учителя и отсутствие постоянного давления. Она запомнила на всю жизнь, какая это радость — свободно учиться без помыканий!

В семье постоянно не хватало денег, и Юля начала трудиться — уже с пятого класса принялась давать частные уроки для детей из богатых семей. По окончании гимназии, накопив немного денег, пятьдесят рублей, летом 1880 года она впервые в жизни села в поезд и одна отправилась через полстраны в северную столицу.

В те времена юные энтузиасты профессию выбирали отнюдь не по личному пристрастию, и, конечно, не по случайной прихоти, — просвещенная молодежь стремилась сохранить верность идеалам Великих реформ — служению интересам народа [2].

Ярко выраженная общественная направленность ее убеждений подвигла Юлию Андрусову отказаться от обучения живописи, к чему ее так влекло, и поступать учиться на «медичку», однако на Женские медицинские курсы принимали с двадцати лет, а ей только исполнилось семнадцать. Брат Николай в письмах звал ее вернуться в Крым, но девушка не желала возвращаться ни с чем. Кроме того, она закончила только 7 классов, а чтобы поступить на Высшие женские курсы, ей предстояло выдержать дополнительные экзамены за 8-й класс: русский и математику.

Директор Кронштадтской женской гимназии Николай Алексеевич Кобеко (так в «Воспоминаниях» Ю.И. Фаусек, а на самом деле Н.А. Козеко. — Е.К.) обнаружил в ее гимназическом аттестате, где стояло «отлично» по всем предметам, «хорошо» по поведению.

Поступить с такой отметкой в высшую школу в те времена считалось немыслимым. Тогда директор переписал свидетельство о выдержанных испытаниях, поставив «пять» за поведение. Разорвав керченский аттестат и выбросив в корзину, он сказал изумленной девушке: «Только дайте слово, что вы никому не расскажете о моем подлоге до самой моей смерти».

Что заставило выпускника историко-филологического факультета Петербургского университета, всю свою жизнь отдавшего делу народного просвещения, так поступить? Возможно, он предвидел дальнейшую судьбу коллеги — будущего педагога.

Н.А. Козеко с 1884 г. работал директором мужской и председателем педагогического совета Александровской женской гимназий в Кронштадте, эти школы под его руководством стали одними из лучших в Петербургском учебном округе. Узнав о его кончине, Юлия рассказала друзьям о великодушии доброго человека со смешной фамилией, открывшего ей путь к высшему образованию.

Итак, Юлия сумела поступить на естественное отделение самых демократических в столице Высших женских курсов. Отметим, что во второй половине XIX века, как и в начале ХХ-го, женщин в императорские университеты не допускали. Лучшие представители отечественной науки, выдающиеся профессора Петербурга, соратники основателя Высших Бестужевских женских курсов Андрея Николаевича Бекетова считали своим долгом здесь преподавать, дабы помочь соотечественницам преодолеть унизительные запреты на образование [2].

Юная крымчанка с головой окунулась в бурную жизнь града на Неве, где все поражало: профессора, сокурсницы, книги, проспекты, театры. Она училась у выдающихся ученых: Н.П. Вагнера, И.М. Сеченова, Н.Е. Введенского и С.М. Герценштейна. Чтобы добыть средства к существованию, как и большинство курсисток и студентов того времени, девушка давала частные уроки — этот особый навык персональных занятий с детьми станет прочной основой ее дальнейшей педагогической деятельности [3].

По окончании курсов Юлии исполнился 21 год, она стремилась заниматься наукой. К.С. Мережковский, брат известного писателя, предложил ей работать в зоологическом кабинете при университете и участвовать в эксперименте. Юлия оценила дерзость ученого, ведь женщинам в то время не разрешалось даже переступать порог университета. Эта деятельность не оплачивалась, и Андрусова отправилась поступать на работу в городскую школу. В системе казенного образования диплом об окончании Высших женских курсов никаких прав на устройство не давал, даже наоборот — препятствовал, ибо на выпускниц нового «женского университета» гимназическое начальство смотрело без всякого доверия. Однако бестужевок охотно принимали во вновь созданные частные и общественные учебные заведения, и Юлия попала в женскую гимназию Марии Николаевны Стоюниной, одну из лучших в Петербурге [3].

По воскресеньям и иногда в другие дни после гимназии Андрусова мчалась в зоологический кабинет, где у нее имелось свое место, свой микроскоп и инструменты. Девушка усердно трудилась, ей помогали в учении, давали книги на дом. В это же время в этом кабинете молодой зоолог Виктор Андреевич Фаусек готовил кандидатскую работу. Духовное родство, общая одержимость исследовательской деятельностью соединили их. В круг их общения входили люди творческих профессий: поэт А.Н. Плещеев, писатели В.М. Гаршин, Д.С. Мережковский и другие. Однако вскоре декан естественноисторического факультета, прознав о нарушениях, распорядился удалить из кабинета женщину, пришлось подчиняться. Юлия вспоминала, что испытала разочарование, и пришло убеждение в том, будто для науки она не годится [4].

В 1887 г. Юлия вышла замуж за Виктора, на следующий год у них родился сын Всеволод, а затем еще трое детей — Наталья, Владимир и Николай. Защитив магистерскую диссертацию, В.А. Фаусек стал приват-доцентом, читал лекции в университете. В течение двух лет проводил исследования на Зоологической станции в Неаполе, сюда он привез семью. В 1898 г. Виктор Андреевич защитил докторскую диссертацию и получил кафедру в Женском медицинском институте в Петербурге. Профессор-зоолог и энтомолог, В.А. Фаусек заслуженно считался энтузиастом демократизации образования — в 1906 г. он стал выборным директором Бестужевских курсов и в течение пяти отнюдь не спокойных лет возглавлял их [1].

В январе 1910 г. пришла беда — их старший сын Всеволод и его возлюбленная покончили с собой из-за невозможности создать семью. Виктор Андреевич не пережил трагедии и через полгода умер, его похоронили рядом с сыном на Волковом кладбище. Второй их сын — Владимир, выпускник Петербургского университета, пошел по стопам родителей, работал над исследованиями на озере Селигер, но внезапно заболел и на пути в столицу скончался 1 июля 1914 г. Юлия перенесла тяжкий приступ душевной болезни, но сумела его преодолеть.

После страшных событий Юлии Ивановне настоятельно требовалась работа. Еще в 1912 г. она прочитала в «Вестнике воспитания» статью Е.Н. Янжул «Об одном итальянском детском саде», и ей захотелось как можно лучше узнать об уникальной педагогической системе. Вскоре она ознакомилась с переводом замечательной книги Марии Монтессори «Case die Bambini» («Дом ребенка»), и ее по-настоящему покорило прочитанное.

Далее см.:

Литература

  1. 1. Вернадская Е. К. Первый выборный директор ВЖК Виктор Андреевич Фаусек// Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы. 2-е изд., доп. и испр. Л., 1973.
  2. 2. Князев Е.А. Россия: от реформ к революции (1861-1917 годы). М., 2007.
  3. 3. Князев Е.А. Русское образование (IX-XX вв.). Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing, 2012.
  4. 4. Фаусек Ю. И. Русская учительница. Воспоминания Монтессори-педагога. Кн. 1. М.: Форум, 2010.

Князев Е.А. Юлия Фаусек и свободное дошкольное воспитание
// Дошкольное воспитание. 2015. № 3. С. 114-119.

Обновлено 21.07.2016 16:15
 
 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0feea2 #9c7f24 #ff807c